Evenimentul zilei

Сб06062020

Last updateСр, 15 Май 2013 12pm

Back Вы здесь: политика Отзывы О метаморфозах монастырского большевизма (II)

О метаморфозах монастырского большевизма (II) Избранное

07 Декабрь 2014 - 

Хотя изначально проявил себя как атеистская идеология, а впоследствии жестоко преследовал Христианскую церковь, после краха проекта «строительство коммунизма», большевизм изменил свою стратегию.


Еще с советских времен, убедившись в том, что христианская религия очень сильно укоренилась в духовности населения, большевизм решил сменить свою политику тупой борьбы с христианством на коррумпирование духовенства. Естественно, поддержка оказывалась мажоритарному вероисповеданию, а миноритарные религии волей-неволей стали иностранными шпионами.

Поскольку дакийские и молдовенистские мифы были подходящими орудиями для территориально-этнического разъединения, эту миссию духовного компрометирования поручили ортодоксальному фундаментализму. Ортодоксальный фундаментализм несомненно является творением монахов, еще до Великого раскола. Отсюда и интровертный дух «против всех и вся». Его идею можно свести сегодня к фразе «каждому по ереси», поскольку афонская опричнина, после того как объявила всех остальных христиан еретиками, лишившись предмета презрения, обернулась против своих же ко-ортодоксов (подобно якобинскому террору в пору Французской революции). Постепенно он становился все более ортодоксальным и менее христианским. Одновременно парад автокефалий XIX века придал православию еще и националистский характер.

Ортодоксальная солидарность осталась на уровне ностальгии. А когда попала в руки большевиков и Советский союз стал «третьим Римом», православие стало служить одной цели и одному конкретному «субъекту», Москве.

Ортодоксальный фундаментализм труднее «клеился» к дакийству, поскольку часть дакопатов сочла, что языческая религия даков правильнее христианства (хотя об этой религии мало что известно), а другие и вовсе свернули невесть куда, дойдя до вывода, что своим неведомым культом Замолксиса гето-даки фактически были христианами еще до Иисуса Христа. Церковь не могла смириться с такими децебаловскими извержениями, тем более, что некоторые дакоманы даже присвоили Иисусу фракийские корни, через филистимлян, «морских народов» и так далее (тут доходим до сферы «Кода» Да Винчи). Молдовенизм зато прекрасно сочетался с фундаментализмом, поскольку оба имели один и тот же центр тяготения, Россию, «центр православия», или, в духе монаха Филофея Псковского, «единственно истинно православную», а остальные или православные были так себе, непродвинутыми ортодоксами. Ну а поскольку яблоко от яблоньки недалеко падает, видим и здесь Спасителя, уезжающего «на каникулы» в Россию, апостольское происхождение российских царей, а также всего «200 лет православия в Молдове» (то есть, с 1813 года) со стороны тех, кто прославляют Штефана Великого как защитника православия, хотя он правил страной в 1457-1504 годах (то есть, «после» 1813 года). Отсюда было недалеко до утверждения, что румыны, которые не являются православными, не являются румынами, они «католики» по национальности.

Чтобы приобрести политическое измерение, ортодоксальный фундаментализм облачился в консерватизм. Естественно, в отличие от истинных консерваторов XIX века, благородного происхождения, современный консерватизм является вульгарным клоном с холопским менталитетом. Унаследованный от татаро-монголов жестокий и воинственный дух сделал так называемых консерваторов этакими псевдо-джихадистами. Хотя выставляют себя защитниками «моральных, христианских, православных ценностей», их борьба опирается фактически на нарушении этих ценностей. Другие христианские ценности, такие как терпимость и сострадание, напрочь отсутствуют, их подменяют радикализм и непримиримость, типичные для исламского джихадизма.

Таким образом, большевизм сумел после 1991 года отступить, уйти в некие «монастыри», идеи, которые извратил, также как и утопичный марксистский коммунизм. Не предлагая ничего нового, альтернативного европейской цивилизации, этот псевдо-консервативный необольшевизм не делает ничего иного, кроме как бороться с мессианских и апокалиптических позиций со всем противоречащим его видению мира. Видению, в котором человек это ничто, Россия – святыня, народ – стадо, а вера - спекуляция. А ничего не предлагающая идея не может преобладать, поэтому безуспешность, провал, естественно, вменяют в вину мировому масонскому заговору, просвещенным и пресмыкающимся глобалистам. Quod eratdemonstrandum! (Что и следовало доказать!)

Оставить комментарий